Ну вот и прошло мокрое лето, унылая осень и пришла, наконец, зима со своими снежными метелями и бодрящей свежестью. Кроме погоды, лето оставило еще и неприятную болячку. Та очень переживала, всячески меня берегла и практически за все лето не садилась в седло. Мне нельзя было резвиться, так как нагружалось сердце и легкие. А я так хотел скакать и прыгать до небес! К середине осени, постепенно вводя меня в работу, мы уже полноценно бегали по полтора часа, со всеми обычными репризами. В прохладные осенние деньки мы с Той после работы брали Грейс и шли гулять в поле. Грейс первое время вела себя отвратительно, норовила швырнуться и постоянно лаяла. Та очень нервничала. А потом все изменилось, Та повесила на шею пульт с кнопками, и когда Грейс норовила сделать какую глупость, Та давала короткую команду и нажимала кнопку на пульте. Как ни странно, собака стала вести себя прилично и получать от прогулки удовольствие.
В целом, я старался вести себя хорошо, и Та не могла нарадоваться. Но однажды я не выдержал. Был пасмурный дождливый день, на конюшне было тихо, местные ласточки давно улетели, а воробьи притихли и нахохлились. Та тщательно меня вычистила, положила седло и мы довольно неплохо размялись. В тот день я был возбужден, и пытался шарахаться всех звуков и людей. Та досадливо ворчала, и была уже постоянно в тонусе, ожидая, что я выкину в следующую секунду. Но все равно, она не ограничивала моих движений, просто направляла. Даже повод не натягивала. И тут я пренебрег ее доверием, и, опустив голову, на повороте с галопа устроил показательное родео, с ясной целью высадить Ту. Она держалась долго, и только в конце, когда она уже почти вывалилась из седла, я понял, что ей больно. Я очень перестарался и отбил ей спину, хромала Та еще неделю. Да, я добился своего и стоял смирно, когда Та вставала и отряхиваясь, вынимала ботинок, оставшийся в стремени. И я было забыл, как оно бывает, когда Та приходит в настоящее бешенство, так как давненько не выводил ее. И когда она повернулась и неторопливо села в седло, я понял, что она очень зла. Она гнала меня резким голосом, не давая замедляться, понукала ногами, и не позволяла мне опускать голову, до тех пор, пока я не выдохся и не взмок. Да, теперь я не был идеальным в ее глазах, и она стала слишком настороженно ко мне относиться и слишком напрягалась, не доверяла. Теперь я снова веду себя хорошо, чтобы заслужить ее доверие.
А зима началась здорово. Выпал снег, метели будили во мне озорство, и, гуляя в своей леваде, я заражал своей радостью соседей. Недавно, Та приехала ко мне в прекрасном расположении духа, стоял морозный день, небо нежно голубело среди розоватых облаков. Вычищая меня, Та смеялась и говорила что-то про шерсть, как у мамонта. Она решила, что сегодня надо обязательно погулять на улице, и выпустила меня в бочку. Я разыгрался и всячески ее дразнил, на что Та только хохотала и щелкала затвором своего фотоаппарата. А потом к нам присоединилась Грейс. Нас увели в леваду и мы с собакой очень чудесно побегали. Я прыгал и махал ногами, убегал и догонял Грейс, она вела себя пристойно. А Та была счастлива, восхищалась мной, долго меня гладила и чесала, я был рад ее видеть такой, и очень надеюсь вновь обрести ее полное доверие.

Читать дальше
И еще 3
16.12.2013 10:15